Меланостатин и его аналоги – нейропептиды широкого спектра действия

PTD-DBM – стимулятор роста волос и заживления ран
12.07.2020
Интраназальный релизинг-пептид гормона роста GHRP-2
09.09.2020

MIF-1 (меланостатин) – природный нейропептид с антдепрессантным эффектом, обусловленным действием на дофаминергическую систему, обладающий антипаркинсоническими свойствами и являющийся антагонистом опиоидных рецепторов. На его основе разработана серия аналогов, также обладающих потенциально полезными свойствами, включая антидепрессант немифитид, антипарскинсонический препарат парептид и антибиотик фелдамицин. Настоящий обзор раскрывает результаты клинических исследований MIF-1 и некоторых его производных.

MIF-1 (Melanocyte-inhibiting factor, Melanostatin, гормон-ингибитор высвобождения MSH, меланоцит-ингибирующий фактор, окситоцин(7-9), реже – MSH-R-IF, MRIH или MIH; CAS 2002-44-0) является коротким природным нейропептидом с аминокислотной последовательностью Pro-Leu-Gly-NH2 (PLG), которая образуется при ферментативной деградации гормона окситоцина, характеризующегося формулой H-Cys(1)-Tyr-Ile-Gln-Asn-Cys(1)-Pro-Leu-Gly-NH2, и, при этом, проявляющий отличные от последнего биологические эффекты [1, 2].

Ингибирование секреции MSH (меланоцитстимулирующих гормонов, отвечающих за синтез и секрецию меланинов) было обнаружено в конце 1960-ых годов при изучении вытяжки из гипоталамуса крыс, который содержал соответствующий фактор, образующийся под действием ферментов [3, 4]. В 1971 году активный ингибитор был выделен из экстракта бычьего гипоталамуса, сконцентрированного в 11000 раз методом гель-фильтрации. Вещество получило название MSH-release-inhibiting factor (MSH-R-IF, фактор, подавляющий высвобождения MSH), позже сокращенное до MIF-1 [5]. Изучение биосинтеза MIF-1 на гомогенатах гипоталамуса самцов крыс показало, что пептид образуется ферментативной системой, присутствующей в тканях [6]. Образование MIF-1 из окситоцина было подтверждено тем, что при инкубировании неочищенных гомогенатов с окситоцином в течение 2,5 ч в фосфатном буфере, образование MIF сопровождалось падением концентрации окситоцина до 15%. оказывает различные эффекты.

Механизм действия MIF-1 основан на связывании с сайтами допаминовых рецепторов подтипов D2 и D4, не являющихся активными центрами, но которые влияют на действие антагонистов или агонистов [7, 8] и подавляют высвобождение α-MSH [9], усиливая активность мелатонина [10]. Множественная биологическая активность MIF-1 схожа с профилем антидепрессантов (MIF-1 0,1–1,0 мг/кг) [11], ноотропов [12] и антипаркинсонических средств [13]. MIF-1 может модулировать несколько клеточных сигнальных путей, включая pERK и pSTAT3, для активации c-Fos [14]. Через четыре часа после введения MIF-1, иммунореактивность c-Fos возрастала в областях мозга, критически вовлеченных в регуляцию настроения, тревоги, депрессии и памяти. Количество активированных клеток после внутривенного введения было больше, чем после внутрицеребровентрикулярной инъекции. Клеточная активация в определенных областях мозга иллюстрирует биохимические и нейроанатомические основы, лежащие в основе терапевтического эффекта MIF-1 при болезни Паркинсона и депрессии. Кроме того, MIF-1 выступает в качестве антагониста опиатов [15],  подавляет морфин-индуцированную каталепсию [16] и усиливает агонистическое связывание [3H]-N-пропилнорапоморфина с дофаминовыми рецепторами [17].

MIF-1, проявляя широкий спектр биологической активности, демонстрирует высокую устойчивость к метаболизму в крови – период полураспада MIF-1 при 37° C в человеческой плазме составляет 5 дней [18]. Кроме того, MIF-1 способен хорошо проникать через гематоэнцефалический барьер [19]. Эти особенности пептида незамедлительно привлекли внимание многих исследователей. Далее, мы рассмотрим результаты ключевых клинических испытаний MIF-1, а также некоторых его аналогов.

Одним из первых проведено предварительные клинические исследования 1972 года на 16 ​​пациентах с паркинсонизмом (средний возраст 62,7 года, 10 мужчин и шесть женщин), где было показано, что MIF-1обладает некоторой антипаркинсонической активностью, и что при использовании с леводопой он может уменьшить лекарственные дискинезии [20]. Трем пациентам MIF-1 был назначен de novo, сразу же после установки диагноза. Пяти субъектам  MIF-1 ввели в курс терапии на фоне приема оптимальных доз леводопы (средняя суточная доза 3,7 г). Пептид вводили двумя последовательными 30-минутными инфузиями по 10 мг MIF-1 в 100 мл солевого раствора. Острые внутривенные введения были изучены на восьми пациентах. Снижение ригидности всех конечностей на 20% (по сравнению с периодом введения плацебо) было отмечено у трех из четырех пациентов, у которых имел место этот симптом. Преобладающая акинезия не изменилась у двух пациентов. Краткосрочные исследования по перорально приему препарата провели на тех же восьми пациентах. Им назначили по три капсулы с 10 мг MIF-1 в день (30 мг/сутки) в течение двух дней во время еды. После двух дней лечения в течение контрольного периода наблюдалось увеличение производительности в среднем на 18,7%. Этот результат следует оценивать по сравнению с 30%-ным средним улучшением, отмеченным в клинике во время различных исследований антихолинергических препаратов, и он едва превышает улучшение, наблюдаемое в периоды приема плацебо (15%). Однако в большинстве случаев, когда производительность увеличилась более чем на 20% (пять пациентов), это было достигнуто, в основном, за счет снижения ригидности мышц. Тремор уменьшился только в трех случаях, а акинезия осталась неизмененной. У трех наиболее хорошо отреагировавших на лечение пациентов улучшение может считаться клинически значимым по сравнению с контрольным периодом. При долгосрочном исследовании перорального приема MIF-1, трем разным и ранее не получавшим лечение пациентам с паркинсонизмом вводили постепенно более высокие дозы тестируемого соединения, начиная с 10 мг ежедневно и увеличивая каждый третий день еще на 10 мг до суточной дозы 50 мг раздельными дозами. Высший уровень поддерживался в течение двух месяцев. После двух месяцев применения MIF-1 по 50 мг/день наблюдалось определенное улучшение общего показателя эффективности у всех трех пациентов (35%, 30% и 25%). При этих дозах уровень улучшения был того же порядка, что и с использованием амантадина. Показатели ригидности были снижены в среднем на 40,3%, тремор – на 38,1%, а акинезия – на 29,8%. Побочных эффектов отмечено не было, пациенты хорошо переносили препарат. У пяти пациентов с паркинсонизмом, получавших леводопу (средняя продолжительность лечения 29 месяцев), и которым назначили перорально по 50 мг MIF-1 в разделенных дозах по 10 мг, заметно уменьшились (в среднем 48,3%) дискинезии, вызванные леводопой. Эпизоды парадоксальной акинезии (Akinesia paradoxica) присутствовали у двух пациентов. В течение экспериментального периода такие эпизоды все еще сохранялись, но их интенсивность и продолжительность были явно уменьшены.

В другом исследовании, результаты которого были опубликованы в 1974 году, десять пациентов с болезнью Паркинсона получали только MIF-1 [21]. В остром испытании максимальное улучшение наблюдалось при введении 30 мг MIF-1 (в/в в 500 мл раствора Батлера) ежедневно, 20 мг утром и 10 мг поздно днем) через 2 часа после внутривенной инфузии. После 14 дней лечения было отмечено небольшое, но статистически значимое улучшение общего состояния. Полученные результаты сравнивались с контрольной группой, которая получала инфузию плацебо, и второй группой из пяти пациентов с паркинсонизмом, которым внутривенно вводили 75 мг леводопы.

В клиническом исследовании, завершенном в 1994 году, двадцати пациентам с диагнозом тяжелая депрессия, которые соответствовали критериям DSM-IIIR, ежедневно вводили подкожно 10 мг MIF-1 или плацебо на протяжении 5 дней [22]. Через неделю группа, получавшая MIF-1, по сравнению с плацебо продемонстрировала улучшения по шкале оценки настроения DSM-III-R. 8 из 9 пациентов группы, которой назначили MIF-1, проявили значительное улучшение симптомов депрессии (оценка ≤7 по шкале Гамильтона), тогда как лишь у двоих из 11 контрольных субъектов наблюдался положительный прогресс [22]. Кроме того, обнаружено, что потенциальная клиническая эффективность комбинации MIF-1 (0,01 мг/кг внутрибрюшинно) с небольшими дозами трициклического антидепрессанта амитриптилина (5 мг/ кг) или дезипрамина (1,25 мг/кг) может быть полезной в терапии депрессивных пациентов.

Эффективность MIF-1 сопоставима с действием имипрамина, что было продемонстрировано в эксперименте 1983 года с участием 15 мужчин и 5 женщин со средним возрастом 35 лет и диагнозом большое депрессивное расстройство [23]. Пациенты были распределены двойным слепым методом для лечения с помощью MIF-1 или имипрамина. Десять пациентов, из них четыре женщины, получали имипрамин по 75 мг перорально один раз утром и один раз вечером, начиная с первого дня 28-дневного эксперимента. Остальные десять пациентов, включая одну женщину, получали по 60 мг перорально MIF-1 каждое утро и капсулу плацебо вечером. Наибольшая разница между двумя группами по четырем психиатрическим шкалам наблюдалась на восьмой день. У группы MIF-1 баллы по шкале Гамильтона были значительно ниже по сравнению с группой, получавшей имипрамин, F(1,54)=7,14. Тест Винера показал, что показатели значительно снизились в течение первой недели лечения для MIF-1, но не в группе, принимавшей имипрамин, F(2,36)=16,14. Таким образом, была продемонстрирована значительно более высокая антидепрессантная активность MIF-1 по сравнению с имипрамином в течение первой недели лечения.

MIF-1 был протестирован на животной модели депрессии, в которой использовался непредсказуемый хронический стресс [11]. В этой парадигме крысы либо не получали стрессовых воздействий, либо подвергались набору различных стрессов в течение 20 дней, при этом, ежедневно вводились внутрибрюшинные инъекции различных соединений. Трициклический антидепрессант имипрамин (5 мг/кг) и низкие дозы (0,1 и 1,0 м/кг) MIF-1 значительно повышали активность и уменьшали дефекацию в открытом поле на 21-й день. Высокая доза (10,0 мг/кг) MIF-1 существенно усиливала эффекты хронического стресса, но, при этом, вызывала гипералгезию [11].

Факты, свидетельствующие о том, что опиаты и окситоцин оказывают выраженное влияние на репродуктивное поведение, позволили предположить, что MIF-1 также может действовать на сексуальную активность. Морфин и/или MIF-1 вводили внутрибрюшинно самцам и самкам крыс, в результате чего было обнаружено, что MIF-1 (0,1–10 мг/кг) стимулирует сексуальное поведение самок, причем их перцептивность зависит от уровня прогестерона [24]. На самцов препарат не оказал влияния, как и на особей обоих полов после воздействия морфина. В другой работе на крысах было показано, что MIF-1 при введении подкожно 2 мг/кг или 10 мг/кг один раз в день в течение трех или пяти дней снижал диастолическое артериальное давление и двигательную активность (при дозе 2 мг/кг, но не 10 мг/кг) [2]. В дозировке 10 мг/кг он также снижал уровни гастрина и эндогенного окситоцина в плазме.

Интересной особенностью MIF-1 оказалась способность ингибировать эффекты опиатов. MIF-1, как было установлено в серии исследований на животных, ингибирует анальгетический эффект морфина. В исследовании 1984 года [15] налоксоноподобные свойства MIF-1 были оценены на добровольцах. Восемь мужчин получали капсулу, содержащую 60 мг MIF-1 или плацебо, а спустя час – внутримышечную инъекцию 10 мг морфина. Экспериментально, боль была вызвана путем холодового прессорного теста (погружением конечности в емкость с ледяной водой на определенное время, с измерением изменений артериального давления и частоты сердечных сокращений), проводимым через 45, 75, 120 и 180 мин после введения морфина. Каждый испытуемый регистрировал тяжесть боли по 100 мм шкале каждые 5 секунд в течение 120 секунд, пока его нога была погружена в резервуар с холодной водой и в течение 60 секунд сразу после ее удаления из воды. При третьем посещении исходные значения измерялись в отсутствие морфина, MIF-1 или плацебо. Дисперсионный анализ показал, что MIF-1 приводил к значительно более высоким показателям (меньше анальгезии) все четыре раза по сравнению с плацебо при измерении через 45 и 75 минут после приема морфина во время фаз погружения и удаления. Результаты показывают, что MIF-1 может действовать на человеке в качестве антагониста опиатов [15].

Также, MIF-1 подавляет морфин-индуцированную каталепсию: острое введение пептида (10 мг/кг в день) слегка ослабляло каталептический ответ, а хроническое применение MIF-1 (10 мг/кг в течение 10 дней) практически полностью устраняло каталепсию, вызванную морфином [16].

Через весьма непродолжительное время после открытия MIF-1, начался поиск его более эффективных производных. Уже в 1979 году была синтезирована серия близких аналогов  и проведен их биологический скрининг [25]. Аналоги были протестированы в дозе 16 мг/кг на мышах in vivo в качестве ингибиторов оксотреморин-индуцированного тремора. В результате, было обнаружено, что соединения с общей формулой <Glu-Leu-Gly-NR1R2 оказались высоко активными: при R1=C3H8 и R2=H активность в 4 раза больше активности MIF-1, R1 = i-C3H8 и R2 = H – в 13 раз, а R1=R2=CH3 – в 29 раз по сравнению с MIF-1.

Взаимосвязь структура-активность для аналогов MIF-1 неоднозначна. Замена N-концевого пролинового остатка MIF-1 структурно сходной аминокислотой (например, пипеколиновой) влияла на действие этих пептидов на уровень церебральных моноаминов [26]. Наиболее явный эффект, по-видимому, проявляется в изменении содержания дофамина в дорсальном гиппокампе. D- и L-пипеколиновая кислота вызывали противоположные изменения, в то время как аналоги, защищенные по N-концу Z-группой, были неэффективны. Такое поведение напоминают паттерн действия исходной молекулы MIF-1 (MIF-1 и защищенные аналоги MIF-1). Общий вывод авторов [26] из этих экспериментов заключается в том, что замещение N-конца MIF-1 D-пипеколиновой кислотой уменьшает, тогда как замещение L-пипеколиновой кислотой – увеличивает уровень моноаминов в большинстве регионов мозга.

Среди наиболее известных аналогов – немифитид (Nemifitide, формула H-Phe(4-F)-Hyp-Arg-Gly-Trp-NH2),

обладающий некоторыми антидепрессивными свойствами [27-30], парептид (Pareptide, [N-Me-D-Leu2]MRIH), который усиливает L-DOPA-индуцированную модель поведения, проявляет антидепрессантную активность и использовался для лечения болезни Паркинсона [31], а также антибиотик фелдамицин (Feldamycin) [32, 33]. Довольно много работ посвящено Tyr-MIF-1 и Tyr-K-MIF-1 (Tyr-Pro-Lys-Gly-NH2). Оба пептида, как и MIF-1, природного происхождения и могут быть идентифицированы в тканях мозга. Несмотря на их структурную схожесть, в отличие от Tyr-MIF-1 и Tyr-W-MIF-1, Tyr-K-MIF-1 не связывается с сайтами μ-опиоидных рецепторов; в отличие от MIF-1, Tyr-K-MIF-1 может связываться с собственным сайтом связывания [34].

В работе [18] метаболизм эндогенных пептидов мозга Tyr-MIF-1 и MIF-1 определяли методом ВЭЖХ после инкубации меченных тритием пептидов в плазме крови человека и крысы. Деградация Tyr-MIF-1 была быстрой в плазме, взятой от обоих видов, в отличие от слегка замедленной деградации MIF-1 в плазме крыс и чрезвычайно продолжительной устойчивости MIF-1 в плазме человека. В плазме крысы более половины интактного Tyr-MIF-1 и MIF-1 разлагалось в течение 5 минут, в отличие от 5 дней, необходимых для 50% разложения MIF-1 в плазме человека при 37 °C. Чтобы замедлить скорость метаболизма, исследования были проведены при 0 °C. Инкубация Tyr-MIF-1 в плазме человека при 0 °C. в течение 2 часов приводила к идентификации большего количества Tyr-Pro, чем Tyr. Однако в плазме крысы после первых 5 минут инкубации Tyr-MIF-1, который был мечен по Tyr, образовалось больше Tyr, чем Tyr-Pro. Это повышает вероятность того, что тетрапептид Tyr-MIF-1 может служить предшественником MIF-1. Инкубация Tyr-MIF-1, меченного тритием по Pro, в одинаковых условиях с и без Tyr-MIF-1, меченного тритием по Tyr, показала, что Tyr-Pro, но не MIF-1, является преобладающим продуктом разложения Tyr-MIF-1. Помимо того, что метаболизм Tyr-MIF-1 замедляется при более низких температурах, он также тормозится некоторыми ингибиторами ферментов. Таким образом, результаты показывают быстрый метаболизм Tyr-MIF-1 в плазме человека и крысы, немного более медленный метаболизм MIF-1 в плазме крысы, и заметно пролонгированную стабильность MIF-1 в плазме человека.

В экспериментах на крысах с помощью теста сдавливание лап было выявлено, что Tyr-K-MIF-1 (дозы 0,5, 1 и 2 мг/кг) вызывал кратковременную анальгезию, которая была отменена налоксоном (1 мг/кг) [35]. При внутрибрюшинном введении, за 15 мин до инъекции Tyr-K-MIF-1, антагонисты гистаминовых рецепторов H1 (дифенгидрамин, 100 мг/кг) или H2 (фамотидин, 0,3 и 0,6 мг/кг) снижали антиноцицептивный эффект пептида. Одновременная блокада H1– и H2, а также предварительная обработка агонистом H2 димапритом (5 мг/кг) устраняют анальгезию, вызванную Tyr-K-MIF-1. Tyr-K-MIF-1-индуцированная анальгезия также была устранена путем обработки R-α-метилгистамином (10 мг/кг), агонистом гистаминового рецептора H3, который действует как ингибитор высвобождения гистамина. Результаты подтверждают вывод о том, что активация гистаминергической системы участвует в механизме Tyr-K-MIF-1-индуцированной антиноцицепции.

Синтез аналога MIF-1, содержащего энантиомерно чистый (S)-α-трифторметилпролин, и биологическая оценка их способности вызывать  ноцицепцию описаны в работе [36]. Обезболивающий эффект CF3-MIF-1 был оценен in vivo на крысах с помощью теста сдавливания лап и тест горячей пластинки в сравнении с нативным пептидом MIF-1, все в дозе 1 мг/кг. Наибольший обезболивающий эффект наблюдался при использовании CF3-MIF-1 только в тесте сдавливания лапы. Для изучения механизмов ноцицепции, индуцируемой изучаемыми пептидами, было исследовано участие опиоидной и NO-эргической систем. Результаты свидетельствуют в пользу участия обеих механизмов. Подробно исследования близкородственных пептидов семейства MIF рассмотрены в обзорах [17, 37].

Короткий аналог MIF-1, (3(R)-[(2(S)-пирролидинилкарбонил)амино]-2-оксо-1-пирролидинацетамид (PAOPA) может предотвращать индукцию социальной абстиненции у крыс, вызванную субхроническим применением антагониста NMDA рецепторов MK-801 [38]. Результаты показывают, что MK-801 (0,5 мг/кг) значительно снижал социальное взаимодействие после субхронического лечения в течение 7 дней. При введении PAOPA (1 мг/кг) блокировались эффекты МК-801 и, по сравнению с контрольными животными, увеличивалось количество времени, затрачиваемого на социальное взаимодействие. Эти результаты свидетельствуют о возможности разработки пептидомиметических соединений для лечения социальной абстиненции и связанных с ней негативных симптомов, связанных с шизофренией.

Важным фактом является то, что острое введение MIF-1 или Tyr-MIF-1 ингибирует индуцированную галоперидолом каталепсию у крыс [39]. Влияние MIF-1 и Tyr-MIF-1 на галоперидол-индуцированную каталепсию было исследовано с целью изучения влияния обоих пептидов на центральную дофаминергическую функцию. На крысах было продемонстрировано, что оптимальный эффект достигается при дозе 1,0 мг/кг галоперидола, инъецированной подкожно за час до тестирования на каталепсию, и 1,0 мг/кг MIF-1, введенной тем же способом за 30 мин до тестирования. Во втором эксперименте Tyr-MIF-1 и MIF-1 вводили в виде однократных инъекций при четырех различных дозах. Каталепсия подавлялась пептидами с перевернутой U-образной зависимостью доза-ответ (т. е., при меньших и больших дозировках эффект был выше, чем при средних), при этом максимальный эффект каждого пептида достигался при введении 1,0 мг/кг.

Из истории открытия, изучения биологических эффектов, фармакологии и исследований у пациентов с паркинсоническими нарушениями движений и депрессией, можно утверждать, что пептиды семейства MIF-1 являются мощными нейромодуляторами. Наиболее изучены их взаимодействия с опиатными и дофаминовыми рецепторами, однако события и последствия активации их собственных рецепторов до конца неясны. В настоящее время правовой статус MIF-1 и его родственных соединений не регулируется и ни одно из веществ не вышло из стадии клинических испытаний. Существует как минимум три основных направления для будущих исследований: идентификация соответствующих рецепторов и сигнальных путей для всех членов семейства пептидов MIF-1; проведение строго контролируемых клинических испытаний для получения твердых доказательства эффективности; дальнейший скрининг химически-модифицированных производных MIF-1 для получения более сильнодействующих и стабильных пептидов. Как видно из перечисленных выше примеров, MIF-1 и его аналоги обладают весьма широким спектром потенциально полезной психофармакологической активности, что говорить о перспективности дальнейших разработок в этом направлении. Особенно привлекательно выглядит применение MIF-1 и подобных пептидов для устранения каталепсии или в качестве нетоксичных антидотов против опиоидных препаратов.

1.             Celis, M.E., Taleisnik, S., Walter, R., Regulation of Formation and Proposed Structure of the Factor Inhibiting the Release of Melanocyte-Stimulating Hormone. Proceedings of the National Academy of Sciences, 1971. 68(7): p. 1428. DOI: 10.1073/pnas.68.7.1428.

2.             Petersson, M., Uvnäs-Moberg, K., Prolyl-leucyl-glycinamide shares some effects with oxytocin but decreases oxytocin levels. Physiology & Behavior, 2004. 83(3): p. 475-481. DOI: 10.1016/j.physbeh.2004.08.034.

3.             Kastin, A.J., Schally, A.V., MSH activity in pituitaries of rats treated with hypothalamic extracts. General and Comparative Endocrinology, 1966. 7(3): p. 452-456. DOI: 10.1016/0016-6480(66)90066-9.

4.             Celis, M.E., Taleisnik, S., Formation of A Melanocyte-Stimulating Hormone-Release Inhibiting Factor By Hypothalamic Extracts from Rats. International Journal of Neuroscience, 1971. 1(4): p. 223-230. DOI: 10.3109/00207457109146974.

5.             Nair, R.M.G., Kastin, A.J., Schally, A.V., Isolation and structure of hypothalamic MSH release-inhibiting hormone. Biochemical and Biophysical Research Communications, 1971. 43(6): p. 1376-1381. DOI: 10.1016/S0006-291X(71)80026-8.

6.             Celis, M.E., Hypothalamic peptides involved in the control of MSH secretion: identity, biosynthesis and regulation of their release. Frontiers of hormone research, 1977. 4: p. 69-79. DOI: 10.1159/000400352.

7.             Kostrzewa, R.M., Spirtes, M.A., Klara, J.W., Christensen, C.W., Kastin, A.J., Joh, T.H., Effects of L-prolyl-L-leucyl-glycine amide (MIF-I) on dopaminergic neurons. Pharmacology Biochemistry and Behavior, 1976. 5: p. 125-127. DOI: 10.1016/0091-3057(76)90340-3.

8.             Verma, V., Mann, A.K., Costain, W.J., Pontoriero, G., Castellano, J.M., Skoblenick, K., Gupta, S.K., Pristupa, Z.B., Niznik, H.B., Johnson, R.L., Nair, V.D., Mishra, R.K.J.J.o.P., Therapeutics, E., Modulation of Agonist Binding to Human Dopamine Receptor Subtypes by l-Prolyl-l-leucyl-glycinamide and a Peptidomimetic Analog. 2005. 315: p. 1228 – 1236.

9.             Scimonelli, T., Celis, M.E., Inhibition by L-Prolyl-L-Leucyl-Glycinamide (PLG) of Alpha-melanocyte stimulating hormone release from hypothalamic slices. Peptides, 1982. 3(6): p. 885-889. DOI: 10.1016/0196-9781(82)90055-9.

10.          Sandyk, R., MIF-Induced Augmentation of Melatonin Functions: Possible Relevance to Mechanisms of Action of MIF-1 in Movement Disorders. International Journal of Neuroscience, 1990. 52(1-2): p. 59-65. DOI: 10.3109/00207459008994244.

11.          Pignatiello, M.F., Olson, G.A., Kastin, A.J., Ehrensing, R.H., McLean, J.H., Olson, R.D., MIF-1 is active in a chronic stress animal model of depression. Pharmacology Biochemistry and Behavior, 1989. 32(3): p. 737-742. DOI: 10.1016/0091-3057(89)90027-0.

12.          Davis, J.L., Pico, R.M., Cherkin, A., Memory enhancement induced in chicks by L-prolyl-L-leucyl-glycineamide. Pharmacology Biochemistry and Behavior, 1982. 17(5): p. 893-896. DOI: 10.1016/0091-3057(82)90467-1.

13.          Katzenschlager, R., Jackson, M.J., Rose, S., Stockwell, K., Tayarani-Binazir, K.A., Zubair, M., Smith, L.A., Jenner, P., Lees, A.J., Antiparkinsonian activity of L-propyl-L-leucyl-glycinamide or melanocyte-inhibiting factor in MPTP-treated common marmosets. Movement Disorders, 2007. 22(5): p. 715-719. DOI: 10.1002/mds.21256.

14.          Khan, R.S., Yu, C., Kastin, A.J., He, Y., Ehrensing, R.H., Hsuchou, H., Stone, K.P., Pan, W., Brain Activation by Peptide Pro-Leu-Gly-NH2 (MIF-1). International Journal of Peptides, 2010. 2010: p. 537639. DOI: 10.1155/2010/537639.

15.          Ehrensing, R.H., Kastin, A.J., Michell, G.F., Antagonism of morphine analgesia by prolyl-leucyl-glycinamide (MIF-1) in humans. Pharmacology Biochemistry and Behavior, 1984. 21(6): p. 975-978. DOI: 10.1016/S0091-3057(84)80083-0.

16.          Chiu, S., Mishra, R.K., Antagonism of morphine-induced catalepsy by L-prolyl-L-leucyl-glycinamide. European Journal of Pharmacology, 1979. 53(2): p. 119-125. DOI: 10.1016/0014-2999(79)90156-0.

17.          Pan, W., Kastin, A.J., From MIF-1 to endomorphin: The Tyr-MIF-1 family of peptides. Peptides, 2007. 28(12): p. 2411-2434. DOI: 10.1016/j.peptides.2007.10.006.

18.          Kastin, A.J., Hahn, K., Erchegyi, J., Zadina, J.E., Hackler, L., Palmgren, M., Banks, W.A., Differential metabolism of Tyr-MIF-1 and MIF-1 in rat and human plasma. Biochemical Pharmacology, 1994. 47(4): p. 699-710. DOI: 10.1016/0006-2952(94)90133-3.

19.          Banks, W.A., Kastin, A.J., Opposite direction of transport across the blood-brain barrier for Tyr-MIF-1 and MIF-1: Comparison with morphine. Peptides, 1994. 15(1): p. 23-29. DOI: 10.1016/0196-9781(94)90165-1.

20.          Kastin, A.J., Barbeau, A., Preliminary clinical studies with L-prolyl-L-leucyl-glycine amide in Parkinson’s disease. Canadian Medicаl Association journal, 1972. 107(11): p. 1079-1081.

21.          Fischer, P.A., Schneider, E., Jacobi, P., Maxion, H., Effect of melanocyte-stimulating hormone-release inhibiting factor (MIF) in Parkinson’s syndrom. European neurology, 1974. 12(5-6): p. 360-368. DOI: 10.1159/000114633.

22.          Ehrensing, R.H., Kastin, A.J., Wurzlow, G.F., Michell, G.F., Mebane, A.H., Improvement in major depression after low subcutaneous doses of MIF-1. Journal of Affective Disorders, 1994. 31(4): p. 227-233. DOI: 10.1016/0165-0327(94)90098-1.

23.          van der Velde, C.D., Rapid clinical effectiveness of MIF-I in the treatment of major depressive illness. Peptides, 1983. 4(3): p. 297-300. DOI: 10.1016/0196-9781(83)90136-5.

24.          Gorzalka, B.B., Luck, K.A., Tanco, S.A., Effects of the oxytocin fragment prolyl-leucyl-glycinamide on sexual behavior in the rat. Pharmacology Biochemistry and Behavior, 1991. 38(2): p. 273-279. DOI: 10.1016/0091-3057(91)90278-A.

25.          Björkman, S., Castensson, S., Sievertsson, H., Tripeptide analogues of melanocyte-stimulating hormone release-inhibiting hormone (Pro-Leu-Gly-NH2) as inhibitors of oxotremorine-induced tremor. Journal of medicinal chemistry, 1979. 22(8): p. 931-935. DOI: 10.1021/jm00194a009.

26.          Szabó, G., Kovács, G.L., Baláspiri, L., Telegdy, G., Effect on brain monoamines in the rat of substituted and protected analogues of the oxytocin fragment, prolyl-leucyl-glycinamide following N-terminal substitution by D- and L-pipecolic acid. Acta physiologica Hungarica, 1986. 67(1): p. 155-161.

27.          Lemke, T.L., Williams, D.A., Foye’s principles of medicinal chemistry. 2012: Lippincott Williams & Wilkins.

28.          Holtzheimer, P.E., Nemeroff, C.B., Novel targets for antidepressant therapies. Current Psychiatry Reports, 2008. 10(6): p. 465-473. DOI: 10.1007/s11920-008-0075-5.

29.          Hlavka, J.J., Nicolau, G., Noble, J.F., Abajian, H., INN 00835 Antidepressant: Drugs of the future. 1997, Prous Science Publishers, Philadelphia.

30.          Montgomery, S.A., Feighner, J.P., Sverdlov, L., Shrivastava, R.K., Cunningham, L.A., Kiev, A., Hlavka, J., Tonelli, G., Efficacy and safety of 30 mg/d and 45 mg/d nemifitide compared to placebo in major depressive disorder. The International Journal Of Neuropsychopharmacology, 2006. 9(5): p. 517-528. DOI: 10.1017/s1461145705006139.

31.          Sewald, N., Jakubke, H.-D., Peptides from A to Z. A Concise Encyclopedia. 2008, Darmstadt: WILEY-VCH Verlag GmbH & Co. KGaA. p. 400.

32.          Argoudelis, A.D., Reusser, F., Whaley, H.A., Baczynskyj, L., Mizsak, S.A., Wnuk, R.J., Antibiotics produced by Streptomyces ficellus. I. Ficellomycin. The Journal of antibiotics, 1976. 29(10): p. 1001-1006. DOI: 10.7164/antibiotics.29.1001.

33.          Imae, K., Kamachi, H., Yamashita, H., Okita, T., Okuyama, S., Tsuno, T., Yamasaki, T., Sawada, Y., Ohbayashi, M., Naito, T., et al., Synthesis, stereochemistry, and biological properties of the depigmenting agents, melanostatin, feldamycin and analogs. The Journal of antibiotics (Tokyo), 1991. 44(1): p. 76-85. DOI: 10.7164/antibiotics.44.76.

34.          Hackler, L., Kastin, A.J., Zadina, J.E., Isolation of a novel peptide with a unique binding profile from human brain cortex: Tyr-K-MIF-1 (Tyr-Pro-Lys-Gly-NH2). Peptides, 1994. 15(6): p. 945-950. DOI: 10.1016/0196-9781(94)90056-6.

35.          Zamfirova, R., Bocheva, A., Dobrinova, Y., Todorov, S., Study on the antinociceptive action of Tyr-K-MIF-1, a peptide from the MIF family. Autonomic and Autacoid Pharmacology, 2007. 27(2): p. 93-98. DOI: 10.1111/j.1474-8673.2007.00394.x.

36.          Jlalia, I., Lensen, N., Chaume, G., Dzhambazova, E., Astasidi, L., Hadjiolova, R., Bocheva, A., Brigaud, T., Synthesis of an MIF-1 analogue containing enantiopure (S)-α-trifluoromethyl-proline and biological evaluation on nociception. European journal of medicinal chemistry, 2013. 62: p. 122-129. DOI: 10.1016/j.ejmech.2012.12.041.

37.          Reed, G.W., Olson, G.A., Olson, R.D., The Tyr-MIF-1 family of peptides. Neuroscience & Biobehavioral Reviews, 1994. 18(4): p. 519-525. DOI: 10.1016/0149-7634(94)90005-1.

38.          Dyck, B., Guest, K., Sookram, C., Basu, D., Johnson, R., Mishra, R.K., PAOPA, a potent analogue of Pro-Leu-glycinamide and allosteric modulator of the dopamine D2 receptor, prevents NMDA receptor antagonist (MK-801)-induced deficits in social interaction in the rat: Implications for the treatment of negative symptoms in schizophrenia. Schizophrenia Research, 2011. 125(1): p. 88-92. DOI: 10.1016/j.schres.2010.09.025.

39.          Hara, C., Kastin, A.J., Acute administration of MIF-1 or Tyr-MIF-1 inhibits haloperidol-induced catalepsy in rats. Pharmacology, biochemistry, and behavior, 1986. 24(6): p. 1785-1787. DOI: 10.1016/0091-3057(86)90521-6.